Практическое знакомство с баллистикой

  • Практическое знакомство с баллистикой

За сотни лет существования огнестрельного оружия человек всячески пытался научиться им управлять. Как творец повелевает своим детищем, так конструктор пытался приручить своего огнедышащего питомца. Получалось, впрочем, не всегда: самые неудачные образцы так и не пошли в серию.

И если с механикой оружия проблем, как-то, почти не возникало, то вот с баллистикой всегда намного интереснее.

Технически безграмотная прослойка пользователей (или лиц, к ним даже не относящихся) свято верит, что пуля или дробовой сноп летит абсолютно произвольным порядком, куда-то в сторону мишени, пусть сложатся звёзды, чтоб заряд хотя бы накрыл цель, не говоря уже о поражении.

Те, кто хоть немного разбираются в баллистике, знают, что любое метаемое снаряжение строго подчиняется законам этой самой баллистики, и неукоснительно соблюдают константы аэродинамики.

Знакомство с положением дел в этой сфере начнём на примере метаемого снаряжения для 12-го калибра.

Вопреки расхожему мнению, к слову, «12» – в данном случае не диаметр в миллиметрах. Это количество пуль, которых можно отлить из 1 фунта свинца применительно к калибру ружья. Отсюда особенно плачевно наблюдать картину, когда сети Интернет или ТВ зияет режущая глаз формулировка в ТТХ «Ружьё 12х76 калибра 12 миллиметров».

Самый распространённый боеприпас для «дробовика», как ни странно, дробь. В патрон закладывается не единый снаряд, как болванка, а россыпь мелких шариков, чей диаметр может составлять от 1 мм до 5. По отечественной классификации, всё, что свыше 5.5 мм, называют картечью.

Общеизвестный факт: дробь после вылета из ствола стремится рассеяться, обеспечивая таким образом накрытие и гарантированное поражение цели. Дробовик прощает многие ошибки прицеливания. Это – самое идеальное оружие для новичка. Промахнуться с ним крайне тяжело (если, конечно же, грамотно оценена дистанция выстрела).

Но куда менее известный факт – дробь не разлетается на полтора метра вширь сразу, как только покинет канал ствола. Первые метры после дульного среза (от 0.5 до 5, в зависимости от способа снаряжения и укладки патрона) дробовой сноп летит единым роем, как пуля. Отсюда на «самооборонных» дистанциях стрельбы, «коридорных» и «подъездных» сценариях любой дробовик будет пострашнее нарезного полуавтомата. При меньшей ёмкости магазина оружие будет компенсировать весом залпа.

«Вес залпа» – характеристика, указывающая на массу выпущенных метаемых снарядов за единицу времени. Вес залпа картечным боеприпасом 12 калибра может доходить до 48 грамм, в то самое время как тот же самозарядный карабин под 5,45х39 обеспечит не больше 4.1 грамма.

На дальность полёта дробового снопа влияют марка пороха (скорость его горения), объём образующихся при сгорании пороховых газов и скорость их расширения, давление форсирования, плотность заряжания, и ряд других факторов. Одним из последних по списку, но не по значимости, идёт наличие контейнера: изделия, собирающего в себе дробь или картечь, как в стакане. Контейнерный боеприпас позволяет производить дальний (по гладкоствольным меркам) выстрел на дистанции до 70 метров дробью и до 100 метров картечью. Разлёт на таком удалении от стрелка всё равно внушительный, но бесконтейнерный патрон едва ли даст удовлетворительный результат дальше, чем на 50 метров.

Контейнер проходит по стенкам канала ствола, минует дульный срез, дульный тормоз-компенсатор (при наличии его на оружии), пролетает некоторое расстояние, и, в зависимости от своей конструкции и изготовления, в нескольких метрах от дульного среза начинает раскрытие. Аэродинамика тормозит этот стакан, из-за чего контейнер отстаёт от дробового снопа, как оторвавшийся от поезда вагон. Дробь летит дальше, кучнее, дольше сохраняет формацию, выстрел результативней.

Случайно ли раскрытие? Осыпь иррегулярна? Каждый выстрел не похож на предыдущий?

И да, и нет.

Раскрытие контейнера далеко не случайно: конструктивом в него заложено развести свои лепестки при получении достаточного атмосферного сопротивления. Это рассчитывается ещё на этапе проектирования.

Осыпь, на первый взгляд случайная (поди-ка, упорядочи сотню пробоин в стодольной мишени!), на самом деле подчиняется согласованию. Чем плотнее уложены дробины, тем сильнее они деформируются при прохождении дульного сужения, тем раньше и сильнее смятые дробины разлетаются, лишённые былой аэродинамики. Осыпь смятого свинцового заряда будет разбита, более или менее округлые дробины будут лететь дальше, ровнее и кучнее.

Каждый выстрел действительно не похож на предыдущий: допуски при производстве гладкоствольного патрона на порядок выше, чем у нарезного боеприпаса. В особенности это хорошо заметно на «самокрутах» новичков: самоснаряжённых патронах. Но в ряде случаев это можно нивелировать. Требуемую стабильность выстрела можно получить, набив на этом руку: самостоятельно снарядив и отстреляв на результат несколько сотен патронов.

У картечных боеприпасов баллистическая картина сходна, а вот пулю лучше разобрать в отдельной заметке. Там уже интереснее.